Обратная связь
crowdsourcing DARPA Enterprise 2.0 facilitator Gartner Google IBM idea management Imaginatik knowledge management open innovation social business Social Organization Social Platforms Spigit tacit knowledge wit-проект Witology Агенство стратегических инициатив бизнес-лига Деятельное сообщество инвестиции инновации кейсы коллективный интеллект команда Witology краудрекрутинг краудсорсеры краудсорсинг краудсорсинг-проект краудсорсинг-проекты краудфандинг менеджмент идей метаразум методология мотивация Национальная предпринимательская инициатива НПИ облачное предприятие облачные предприятия общественное благо открытые инновации отчеты предсказания приз производство знаний публикации краудсорсеров рынки предсказаний Сбербанк семинар синтеллектуальный краудсорсинг Социально-семантические сети Социальное предприятие социальные платформы социальные сети социальные технологии Социальный бизнес социо-семантическая сеть ТеМП фасилитатор футбол эпоха социализации и коллаборативизации

Басков против Мацуева (или популярность против славы)

Просмотров2435
Комментариев0

a0511af5717cc630e51a53b64b4355da.png
Басков и Мацуев, фото с сайтов wikipedia.org и matsuev.ru


По мере развития менеджмента идей (Idea Management), в этом направлении  выделились два направления.

Первое можно условно назвать «популярный менеджмент идей». Его ярчайшим примером является SpigitEngage for Facebook – довесок к Facebook, позволяющий фанам FB-страниц конкретных брендов, предлагать идеи, комментировать их и голосовать за них. В результате деятельности фанов бренд получает: (1) растущий перечень предложений, ранжируемых  по степени их поддержки фанами и (2) список самых активных фанов, ранжируемый по проприетарному рейтингу “RepURank”, увеличивающему влияние фана , в зависимости от его вклада (добавляемые им предложения и коменты, число сделанных им оценок и пр.). И хотя предложенная технология менеджмента идей не более, чем симпатичная игрушка (что позволяет называть ее internal suggestion box on steroids), но зато все предельно просто, понятно и не обременительно (как это работает, просто понять всего из 6 демо-скриншотов). Зато маркетинговый шум и ажиотаж по полной программе:

SpigitEngage для Facebook – это первое решение для менеджмента идей, доступное Facebook и предоставляющее массу превосходных инновационных возможностей … (см. здесь или здесь).
Если попытаться подобрать аналогию для этого направления менеджмента идей, то первый, кто приходит на ум – это Николай  Басков. И голос есть, и с Монтсеррат Кабалье периодически выступает, а все равно, — попса попсой. Т.е. это уже никакое не искусство, а обычное ремесло с целью срубить как можно больше бабок исключительно за счет популярности.

Второе направление менеджмента идей, продолжая выбранную аналогию, можно сравнить с Денисом Мацуевым. Хотя популярность Мацуева в Рунете (260 тыс. ссылок в сети) почти на порядок ниже Баскова (более двух миллионов ссылок), но во всей глобальной сети у Мацуева – 507 тысяч против всего 54 тысяч у Баскова. И при этом нет никакого сомнения по поводу творчества Мацуева  – это настоящее искусство.

Наиболее ярким примером второго направления менеджмента идей – это технология OmniSocial компании Mzinga. Сказанные Мэтью Лисом (Matthew Lees, Vice President & Analyst at the Patricia Seybold Group) слова:

«Mzinga’s approach to pervasive community cuts to the core of what the social media phenomenon is all about. The release of OmniSocial illustrates that Mzinga’s overarching focus is on the business needs of its clients»

- сущая правда. OmniSocial – это действительно технология, заточенная на решение конкретных задач клиента и поддерживаемая фасилитаторами и консультантами Mzinga. И поэтому 40 миллионов человек в мире, работающих на платформе  OmniSocial, реально решают бизнес-задачи, а не просто нагоняют популярность бренда, как это задумано в SpigitEngage for Facebook.
Хотя популярность, сама по себе, вещь ни хорошая, ни плохая. Главное – не путать ее со славой в условиях, когда ценность популярности в обществе растет, а славы падает. Об этом очень хорошо сказал Александр Генис, которого я далее цитирую.

Инфляция славы особенно заметна, если рассмотреть проблему в историческом контексте, от которого выигрывает каждый сюжет. Вспомним античность. У греков для славы было слов не меньше, чем у эскимосов для снега. Первыми, как и сейчас, шли спортсмены, потом – герои, позднее – философы. Римляне предпочитали государственных мужей, Ренессанс – художников, романтики – поэтов.

Важно, однако, что раньше, как заметил Милан Кундера, слава подразумевала восхищение не только тех, кто знает тебя, но и тех, кого знаешь ты. Лишь та слава считалась подлинной, что соединяла достойных с равными. Обоюдоострая, как дуэль, она предусматривала диалог тех, кто одинаково хорошо владеет избранным оружием…

… Обычно слава копится годами в таинственной ноосфере, где, как уверял Вернадский, концентрируются испарения человеческого гения. Не менее загадочен и механизм ее распределения. Славу нельзя ни дать, ни взять, только получить — по совокупности заслуг от ни кем не назначенных авгуров, чей приговор ты уважаешь не меньше их…

… Антитеза славы — не безвестность (она-то как раз может оказаться мудростью), а популярность, выдающая тщеславие за честолюбие. Поэтому не все известные люди — славные.

Если ХХ век разбавил славу, то ХХI пустил на панель – с помощью компьютерного сутенера. Умея считать лучше, чем читать, Интернет заменяет качество количеством, а славу – известностью. Став мерилом успеха, последняя замещает первую, не замечая разницы. Слава, как Суворов, брала умением, популярность, как саранча, – числом.

Рожденный революцией Интернет обещал демократию, но привел к тирании, причем – масс. Ублажая их, он создал конвейер тщеславия. Доступный и нечистый, как автомат с газировкой, Интернет позволяет каждому выплеснуть себя на мировой экран. Желание прослыть любой ценой многих сводит с ума, ибо за ним стоит патологический страх потеряться в толпе себе подобных. Этот маниакальный, но ведь и оправданный ужас (заблудиться в метро проще, чем в лесу) порождает страсть к неутолимой публичности. Сильнее секса и ярче голода она требует, чтобы другие узнали о существовании твоего мнения, опуса, лица или, на худой конец, гениталий.

В поисках славы мы добивались любви тех, кого нам хотелось, в поисках популярности – всех, кто движется.


Действительно, лучше не скажешь.

Резюмируя, можно сказать, что в основе первого направления менеджмента идей лежит популярность (среди всех, кто движется ). А менеджмент идей второго направления формирует сообщества славных — равных по совокупности заслуг. Их  приговор и выбирает среди идей лучшие.  Почувствуйте разницу

  • Опубликовать в Facebook
avatar

Sergey Karelov

Соучредитель и CTO Witology